Сектор дистанционного обучения
 
Приглашаем на обучение!
   18 июля 2018  on-line: 10 Главная | Контакты   
+    Что такое ДО?
+    Преимущества ДО
+    Предлагаемые курсы
+    Как записаться на курс?
+    Как проходит обучение?
+    Описание среды ДО
+    О нас
+    Вопросы-ответы
+    Отзывы слушателей
+    Ссылки
+    Демонстрационный курс
+    Опросы
+    Сотрудничество


GISMETEO

BASHSITE.ru - каталог сайтов Уфы и Башкирии


Rambler's Top100
Яндекс.Метрика




проставки

Публикации

Судебная практика признания товарных знаков общеизвестными



Судебная практика признания товарных знаков общеизвестнымиКак известно, серьезные предприятия в обязательном порядке стремятся индивидуализировать свою продукцию (услуги). Средства индивидуализации (товарные знаки и знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, коммерческие обозначения) являются неотъемлемым атрибутом успешного бизнеса. Основательно "раскрутив" свой товарный знак, отдельные предприятия пытаются добиться признания их общеизвестными. И идут они с этим вопросом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Какие же проблемы и неожиданности подстерегают правообладателей на этом пути?

По вопросам о признании товарных знаков общеизвестными имеется как международная, так и национальная правовая база, а именно: Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года (далее – Парижская конвенция), ст. 1508 и ст. 1509 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ); а также Правила признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации, утвержденные приказом от 17 марта 2000 г. № 38 "Об утверждении Правил признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации" (далее – Правила № 38, Правила).

Так, пункт 1 статьи 6.bis Парижской конвенции устанавливается, что по решению компетентного органа страны регистрации или страны применения товарного знака он может быть признан в этой стране общеизвестным в качестве знака лица, пользующегося преимуществами данной конвенции.

Пунктом 1 статьи 1508 ГК РФ предусмотрено, что по заявлению лица, считающего используемое им в качестве товарного знака обозначение общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, по решению Роспатента такое обозначение может быть признано общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, если это обозначение в результате его интенсивного использования стало на указанную в заявлении дату широко известным в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя.

По смыслу указанных правовых норм, критерием для признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации является одновременное выполнение совокупности трех условий: широкая известность данного обозначения 1) у соответствующих потребителей; 2) в отношении товаров (услуг) заявителя; 3) в результате интенсивного использования.

В соответствии со ст. 1509 ГК РФ правовая охрана предоставляется общеизвестному товарному знаку на основании решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Правила № 38 предусматривают, что общеизвестным товарным знаком и знаком обслуживания может быть признан товарный знак или знак обслуживания, охраняемые на территории Российской Федерации на основании его регистрации в соответствии с международным договором Российской Федерации, или обозначение, используемое в качестве средства индивидуализации товаров и (или) услуг, но не имеющее правовой охраны на территории Российской Федерации, которые в результате их интенсивного использования в отношении товаров или услуг конкретного лица стали в Российской Федерации широко известны среди потребителей этих или однородных им товаров или услуг (п. 1.1 Правил). Заявление о признании товарного знака общеизвестным и прилагаемые к нему материалы должны содержать фактические данные, подтверждающие известность товарного знака (п. 2.5 Правил).

Пункт 2.2 Правил определяет, что фактические данные, подтверждающие общеизвестность товарного знака, должны содержать сведения:

  • об интенсивном использовании товарного знака, в частности, на территории Российской Федерации. При этом могут быть указаны: дата начала использования товарного знака, перечень населенных пунктов, где производилась реализация товаров, в отношении которых осуществлялось использование товарного знака; объем реализации этих товаров; способы использования товарного знака; среднегодовое количество потребителей товара; положение изготовителя на рынке в определенном секторе экономики и т. п.;
  • о странах, в которых товарный знак приобрел широкую известность;
  • о произведенных затратах на рекламу товарного знака (например годовые финансовые отчеты);
  • о стоимости (ценности) товарного знака в соответствии с данными, содержащимися в годовых финансовых отчетах;
  • о результатах опроса потребителей товаров по вопросу общеизвестности товарного знака, проведенного специализированной независимой организацией. В случае необходимости у заявителя могут быть запрошены и иные сведения, подтверждающие общеизвестность в Российской Федерации товарного знака.

В соответствии с п. 3.2. Правил товарный знак не может быть признан общеизвестным в случае, если представленные фактические материалы не подтверждают общеизвестность товарного знака заявителя с даты, указанной в заявлении.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 18.12.2006 г. № 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" Правила применяются в части, не противоречащей ч. 4 ГК РФ. С учетом этого п. 3.2. Правил применяется в части, не противоречащей п. 1 ст. 1508 ГК РФ, который требует от заявителя подтвердить известность данного обозначения в отношении именно его товаров.

Как показывает практика, не каждому заявителю удается убедить Роспатент в том, что используемый им товарный знак или обозначение достойны быть признанными общеизвестными. Правообладатели, получившие отказ в признании товарного знака общеизвестным и убежденные в своей правоте, обжалуют решения Роспатента в суд. С момента начала работы Суда по интеллектуальным правам подобные споры разрешаются в этом суде.

Приведу несколько примеров из практики Суда по интеллектуальным правам (далее – Суд) по делам о признании товарного знака общеизвестным.

Так, компания Ферреро С.П.А. (Италия) обратилась в Суд с заявлением о признании недействительным решения Роспатента от 12.06.2013 г. об отказе в признании обозначения Kinder общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком с 01.01.2008 г. в отношении товара 30 класса МКТУ – кондитерские изделия1. При этом компания полагала, что положения абз. 2 п. 1 ст. 1508 ГК РФ не должны применяться в том случае, если тождественный или сходный до степени смешения товарный знак принадлежит лицу, связанному корпоративными отношениями с лицом, испрашивающим признания используемого им обозначения общеизвестным, имеющим общий экономический интерес в отношении данного обозначения.

В ходе рассмотрения Роспатентом заявления Ферреро С.П.А. установлено, что в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ на день рассмотрения существовал ряд товарных знаков, имеющих более ранний приоритет, чем дата испрашиваемой общеизвестности (01.01.2008 г.), включающий в качестве охраняемых элементов слово "Kinder" и зарегистрированных в отношении однородных товаров 30 класса МКТУ на имя иных лиц: компании "Сорематек С.А." (Бельгия) и компании "Ферреро Арденн С.А." (Бельгия).

Роспатентом был сделан вывод о том, что сравниваемые обозначения содержат в своём составе фонетически и семантически тождественный элемент Kinder, в связи с чем сравниваемые обозначения являются сходными до степени смешения. Указанное обстоятельство заявителем не оспаривалось.

В силу абз. 2 пункта 1 ст. 1508 ГК РФ товарный знак и обозначение, используемое в качестве товарного знака, не могут быть признаны общеизвестными товарными знаками, если они стали широко известны после даты приоритета тождественного или сходного с ними до степени смешения товарного знака другого лица, который предназначен для использования в отношении однородных товаров. С учетом этого Роспатент отказал Ферреро С.П.А. в признании общеизвестным в РФ обозначения Kinder.

Решением от 12.12.2013 г. Суд отказал в удовлетворении требований заявителя, мотивируя его следующими выводами.

В абзаце 2 пункта 1 статьи 1508 ГК РФ предусмотрено условие, когда обозначение, заявленное в качестве общеизвестного товарного знака, не может быть признано таковым, несмотря на то, что оно отвечает всем признакам, указанным в абз. 1 п. 1 ст. 1508 ГК РФ: если на ту дату, когда это обозначение стало общеизвестным, другое лицо подало заявку на регистрацию в качестве товарного знака аналогичного или сходного с ним до степени смешения обозначения для использования в отношении тех же или однородных товаров с более ранним приоритетом и до или после той даты, когда заявленное обозначение стало общеизвестным, это обозначение другого лица было зарегистрировано как товарный знак. Указанное положение абз. 2 п. 1 ст. 1508 ГК РФ не предусматривает возможности исключения из категории "противопоставлений" товарных знаков, зарегистрированных на имя дочерних либо зависимых компаний.

Ссылка заявителя на наличие подконтрольности компаний "Сорематек С.А." и "Ферреро Арден С.А." компании Ферреро С.П.А. не подтверждена достаточными доказательствами. Данное обстоятельство не было подтверждено заявителем ни в ходе рассмотрения заявления в Роспатенте, ни в ходе судебного разбирательства.

Кроме того, исходя из системного толкования положений, содержащихся в абз. 1-4 п. 6 ст. 1483 ГК РФ и ст. 1508 ГК РФ следует, что более ранняя регистрация товарного знака за другим лицом препятствует признанию обозначения общеизвестным товарным знаком.

Указанное решение заявителем не обжаловалось.

Другой пример с противоположным результатом. Компания "Дзе Жиллетт Компани" обратилась в Суд с заявлением о признании решения Роспатента от 21.09.2013 г. недействительным и обязании его осуществить регистрацию заявленного обозначения GILLETTE в качестве товарного знака, общеизвестного в Российской Федерации с 01.10.2005 г.2. Заявление было мотивировано тем, что выводы экспертной комиссии Роспатента об отсутствии оснований для признания обозначения GILLETTE общеизвестным не соответствуют фактическим обстоятельствам и представленной заявителем информации; Роспатент неправильно применил положения ст. 1508 ГК РФ.

Возражая против данного требования, Роспатент ссылался на то, что заявитель не представил достаточные доказательства того факта, что на 01.10.2005 г. обозначение GILLETTE стало широко известным в Российской Федерации в отношении товаров заявителя.

При рассмотрении спора судом установлено, что заявитель входит в группу компаний "Проктер энд Гэмбл", является производителем средств для бритья (пена для бритья, масла, гели, кремы и лосьоны), а также бритв и бритвенных приборов (в том числе держателей, кассет и головок с лезвиями для бритв, частей и принадлежностей к вышеперечисленным товарам) под маркой GILLETTE. Указанные товары включены в 3 и 8 классы МКТУ.

Компания под действующим фирменным наименованием "Дзе Жиллетт Компани" (The Gillette Company) зарегистрирована 10.09.1917 г., продолжает свою деятельность в настоящее время, что подтверждалось представленным в материалы дела свидетельством о регистрации компании (Certificate of Good Standing) по состоянию на момент разрешения спора.

В 2005 г. компания "Проктер энд Гэмбл" (The Procter & Gamble) приобрела компанию "Дзе Жиллетт Компани", которая с указанного времени входит в группу "Проктер энд Гэмбл", являясь самостоятельным юридическим лицом.

На дату подачи заявки от 22.11.2012 г. о признании обозначения GILLETTE общеизвестным в Российской Федерации (далее – заявка), заявитель являлся и в настоящее время является дочерней компанией "Проктер энд Гэмбл".

Заявитель является владельцем ряда товарных знаков GILLETTE, включая словесный товарный знак "ЖИЛЛЕТ" на русском языке (с 1938 г., свидетельство Российской Федерации № 1006), словесный товарный знак "ЖИЛЛЭТТ" на русском языке (с 1965 г., свидетельство Российской Федерации № 31238), словесный товарный знак "Жиллетт" на русском языке (с 1991 г., свидетельство Российской Федерации № 112122), товарный знак GILLETTE (с 1944 г., свидетельство Российской Федерации № 2547), регистрация которых поддерживается в силе в настоящее время.

Заявителю также принадлежит ряд комбинированных товарных знаков, таких как товарные знаки Gillette FUSION по свидетельству Российской Федерации № 336729, GILLETTE VENUS по свидетельству Российской Федерации № 340452 и Gillette Champions по свидетельству № 403958.

С 1993 года заявитель организовал первые продажи и дистрибуцию импортируемой и производимой в России продукции под маркой GILLETTE в таких городах, как Москва и Санкт-Петербург.

Заявитель 22.11.2012 г. подал в Роспатент заявку о признании обозначения GILLETTE общеизвестным товарным знаком в Российской Федерации в отношении товаров 3 и 8 классов МКТУ, в соответствии с Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утверждёнными приказом Роспатента от 22 апреля 2003 г. № 56 "О Правилах подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам" и Правилами № 38.

При этом в Роспатент были представлены материалы и информация об интенсивном использовании обозначения GILLETTE на территории Российской Федерации с 1993 г.; перечень населенных пунктов, где производилась реализация товаров под указанным обозначением; объём реализации товаров; способы использования товарного знака; данные об общем количестве потребителей продукции; положение изготовителя на рынке в определенном секторе экономики; информация о произведенных затратах на рекламу обозначения GILLETTE и проведенных рекламных компаниях; информация о стоимости (ценности) товарного знака GILLETTE; информация об известности заявленного обозначения российским потребителям согласно результатам опроса потребителей по вопросу общеизвестности обозначения GILLETTE.

Суд при разрешении спора признал, что Роспатент, отказывая в регистрации товарного знака GILLETTE общеизвестным, не учёл всех представленных заявителем документов и информации, а также сделал неверные выводы, которые привели к принятию необоснованного решения.

Суд указал, что отказ в регистрации обозначения GILLETTE в качестве общеизвестного товарного знака лишает заявителя возможности защиты от недобросовестной регистрации и использования третьими лицами идентичных и сходных до степени смешения товарных знаков, в отношении товаров, не включенных в 3 и 8 классы МКТУ.

Роспатент ссылался на то, что общеизвестность испрашивается заявителем на имя "Дзе Жиллетт Компани" ,тогда как согласно доводам заявки в 2005 г. компания "Проктер энд Гэмбл" приобрела активы компании "Дзе Жиллетт Компани" вместе с активами её дочерних компаний, полагая, что в рамках заявки мог быть принят во внимание только товарный знак по свидетельству РФ № 2547, в отношении которого заключен лицензионный договор с ЗАО "Петербург Продактс Интернешнл ЗАО", в то время как регистрация товарного знака по свидетельству РФ № 2547 не распространяется на товары 3 класса МКТУ, в отношении которых испрашивается признание обозначения общеизвестным товарным знаком.

В то же время в ходатайстве заявителя о приобщении документов от 23.05.2013 указывалось, что часть продукции под обозначением GILLETTE, вводимой в гражданский оборот в России, производится ЗАО "Петербург Продактс Интернешнл ЗАО" по лицензии заявителя; а часть производится другими дочерними компаниями группы компаний "Проктер энд Гэмбл" – Gillette Poland International Sp.z.o.o., Gillette (Shanghai) Ltd., Gillette UK Limited, Procter & Gamble Manufacturing Berlin GmbH и Procter & Gamble Operations Polska Sp.z.o.o.; входящими в ту же группу компаний, что и заявитель. В подтверждение указанного довода заявитель представил в Роспатент фотографии продукции, относящейся к 3 и 8 классам МКТУ, чего Роспатент при принятии оспариваемого решения не учел.

Суд не согласился с выводом Роспатента о том, что российский лицензиат заявителя имеет право производить только товары 8 класса МКТУ и производит лишь одноразовые станки, а не весь спектр товаров, в отношении которых испрашивается общеизвестность, что не опровергает довод заявителя о возможности решения вопроса об общеизвестности, так как другие заявленные товары 3 и 8 классов вводятся в гражданский оборот с согласия правообладателя другими указанными аффилированными лицами заявителя.

На упаковках продукции компании "Дзе Жиллетт Компани", фотографии которой представлены заявителем в Роспатент, имелось указание на то, что GILLETTE является зарегистрированным товарным знаком компании "Дзе Жиллетт Компани".

Роспатент также указывал, что к заявлению не были приложены документы, подтверждающие деятельность заявителя до 01.10.2005 г., так как договор на импорт продукции, маркированной обозначением GILLETTE, заключен между "Проктер энд Гэмбл СЕЕМЕА" (Швейцария) и ООО "Проктер энд Гэмбл Дистрибьюторская Компания" и датирован 01.05.2009, тогда как признание общеизвестности испрашивается с 01.10.2005 г. Однако заявителем в Роспатент был представлен лицензионный договор с "Петербург Продактс Интернешнл ЗАО", подписанный заявителем 01.01.2004 г. (зарегистрирован в Роспатенте 20.01.2005 г.), то есть более чем за год до 01.10.2005 г.

Кроме того, заявителем был представлен действующий договор, на основании которого продукция, указанная в заявке, вводится в гражданский оборот на территории России.

К заявке в Роспатент был приложен CD-диск, на котором содержалась информация из публичных источников о деятельности компании "Дзе Жиллетт Компани", многочисленных рекламных акциях, проводимых в России в отношении товаров под товарным знаком GILLETTE, а также о наградах и признаниях брэнда GILLETTE с 2000 по 2012 гг.

Признавая решение Роспатента недействительным, Суд указал, что последний не учёл данные опроса общественного мнения, подготовленного Аналитическим центром Юрия Левады, из которого следует, что для 80% опрошенных (64% от общего числа потребителей), сумевших определить сроки своего знакомства с заявленным обозначением, использующимся для товаров 3 и 8 классов МКТУ; данное обозначение стало известно до 01.10.2005 г. При этом Роспатент не признал выводы опроса общественного мнения по данному вопросу неубедительными и не поставил их под сомнение.

Роспатент признал, что представленные заявителем рекламные материалы, датированные ноябрем 2011 г., не являются доказательствами интенсивного использования заявленного обозначения на дату 01.10.2005 г.; а иные документы не содержат сведений об участии заявителя в рекламных кампаниях соответствующей продукции и в её распространении на территории Российской Федерации однако не учел факт заключения заявителем лицензионного договора от 01.01.2004 г. с "Петербург Продактс Интернешнл ЗАО" на производство продукции под товарным знаком GILLETTE, идентичным заявленному обозначению а также факт реализации произведенной по лицензии продукции российским потребителям; информацию о многочисленных рекламных акциях, проводимых заявителем в России в период с 2000 по 2012 гг., содержащуюся на CD-диске.

Суд указал на ошибочность приравнивания понятия заявителя, как правообладателя в отношении идентичных товарных знаков, к понятию производителя, и вывода Роспатента о том, что знание российским потребителем продукции, маркированной заявленным обозначением, не вызывает сомнения, однако вместе с тем представленные заявителем документы не позволяют признать обозначение GILLETTE общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком в отношении заявителя со ссылкой на несоответствие заявки положениям ст. 1508 ГК РФ.

Согласно ст. 1229, 1235 ГК РФ, владелец товарного знака имеет право использовать средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, в частности, разрешать такое использование третьим лицам.

Заявитель может производить продукцию, маркируемую обозначением GILLETTE, как самостоятельно, так и поручать её производство и (или) распространение третьим лицам. При этом законодательство Российской Федерации не содержит требование об обязательном указании на товаре информации о производстве продукции под контролем заявителя, чего не учел Роспатент.

Суд подчеркнул в решении, что в обоснование происхождения товаров под обозначением GILLETTE в Роспатент были представлены достаточные доказательства происхождения товаров от заявителя: копия спецификации к договору между "Проктер энд Гэмбл СЕЕМЕА" и ООО "Проктер энд Гэмбл Дистрибьюторская Компания"; справка "Дзе Жиллетт Компани" о продажах продукции под обозначением "Gilllettе"; список группы компаний "Проктер энд Гэмбл" (включающий "Проктер энд Гэмбл СЕЕМЕА" и ООО "Проктер энд Гэмбл Дистрибьюторская Компания"), выдержка из лицензионного договора с "Петербург Продактс Интернешнл ЗАО".

Согласно выводам по результатам опроса российских потребителей, большинство российских потребителей (81%из тех, кто берётся назвать компанию – правообладателя обозначения GILLETTE, или 56% от числа всех опрошенных, считает правообладателем обозначения GILLETTE компанию The Gillette Company.

Результаты опроса российских потребителей свидетельствуют о широкой известности заявителя как компании, ассоциирующейся с товарами под обозначением GILLETTE в качестве источника происхождения таких товаров.

Роспатент пришёл к выводу о том, что респонденты выбирали производителя с созвучным названием, поскольку на товарах отсутствует информация о заявителе.

Однако на ряде товаров присутствует предупредительная надпись о том, что авторские права на оформление упаковки и товарные знаки GILLETTE принадлежат The Gillette Company. Созвучность имени правообладателя и заявленного обозначения, а также принадлежащих заявителю идентичных товарных знаков, не может считаться негативным фактором для определения общеизвестности заявленного обозначения GILLETTE.

Суд удовлетворил заявление компании "Дзе Жиллетт Компани", признал недействительным оспариваемое решение и обязал Роспатент зарегистрировать обозначение GILLETTE в качестве товарного знака, общеизвестного в Российской Федерации с 01.10.2005 г. Данное решение патентным ведомством не обжаловалось.

Другой пример, особенно интересный для автолюбителей. В Суд обратилась компания "Форд Мотор Компани" с заявлением об оспаривании решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности об отказе в признании товарного знака со словесным обозначением Ford общеизвестным с 01.06.2007 г. на территории Российской Федерации в отношении товаров 12 класса МКТУ "автомобили, части и принадлежности к ним"3.

Заявитель настаивал на том, что выводы экспертной комиссии Роспатента об отсутствии оснований для признания обозначения Ford общеизвестным не верны, противоречат представленной им в Роспатент информации и не соответствуют фактическим обстоятельствам. Компания утверждала, что она является производителем широкого спектра легковых и коммерческих автомобилей одноименной марки, производимых и реализуемых, в том числе на территории Российской Федерации, является правообладателем линейки товарных знаков со словесным обозначением Ford (№ 166774, 179055, 334532, 372075, 371410, 415214). По мнению Компании, представленные ею документы и, в первую очередь, результаты социологического опроса, безусловно, подтверждали обстоятельства, необходимые и достаточные для вынесения Роспатентом положительного решения. Ссылались на международную практику о достаточности результатов опроса общественного мнения для подтверждения общеизвестности товарного знака. В качестве дополнительных доказательств представил видеоролики, содержащие рекламу продукции Компании с использованием спорного обозначения, скриншоты указанных роликов, письма ООО "Майндшер" в подтверждение объемов рекламы с использованием спорного товарного знака, распечатки из сети Интернет в подтверждение информации о периоде демонстрации рекламных роликов.

Роспатент возражал против указанных требований, ссылаясь на то, что заявителю необходимо было представить фактические доказательства, свидетельствующие о том, что на испрашиваемую дату (01.06.2007 г.) обозначение Ford стало широко известным в Российской Федерации полагая, что известность Компании и ее продукции не предопределяет признание товарного знака общеизвестным и не исключает необходимость заявителю доказывать соответствующие обстоятельства, тогда как представленные материалы недостаточны.

Суд установил, что 28.05.2012 г. в Роспатент поступило заявление Компании о признании товарного знака со словесным обозначением Ford общеизвестным с 01.06.2007 г. в Российской Федерации на имя Компании в отношении товаров 12 класса МКТУ "автомобили, части и принадлежности к ним". Заявленное обозначение является комбинированным и представляет собой словесный элемент Ford, выполненный в овале оригинальным шрифтом строчными буквами латинского алфавита с заглавной "F", в обозначении использована белая, светло-синяя и темно-синяя цветовая гамма. Решением Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 10.03.2014 г. в удовлетворении заявления Компании было отказано.

При разрешении требования Суд исходил из того, что Компанией не оспариваются полномочия Роспатента на принятие оспариваемого решения, Компания не ссылается на какие-либо нарушения процедурного характера Роспатента при рассмотрении заявления, при этом суд согласился с выводом Роспатента о недоказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания по заявленным требованиям.

При рассмотрении заявления компании о признании комбинированного товарного знака общеизвестным Роспатент пришел к выводу о том, что компания не представила доказательств приобретения испрашиваемым обозначением широкой известности на территории Российской Федерации и интенсивного использования комбинированного обозначения со словесным обозначением Ford до испрашиваемой даты; поскольку представленные сведения фактического использования этого товарного знака исходят не от правообладателя, а от аффилированных лиц компании.

Кроме того, Роспатент согласился с тем, что завод по сборке автомобилей Ford был запущен в Российской Федерации в 2002 г., в 2006 г. произошло увеличение мощности выпуска автомобилей, а открытие дилерских центров произведено только в 2007 году, в связи с чем представленные компанией сведения и хронологические данные об объемах производства подтверждают интенсивность производства и реализации автомобилей в Российской Федерации после заявленной даты – 01.06.2007 г., с которой компания просила признать испрашиваемое комбинированное обозначение общеизвестным товарным знаком.

Вместе с этим Роспатент указал на то, что сведения о дилерских центрах за 2000–2011 гг. не дифференцированы по годам открытия таких центров; представленные компанией справки, содержащие сведения о производстве автомобилей Ford, о ее дилерах, о проведенных рекламных компаниях, представляют собой внутренние документы другого самостоятельного юридического лица – общества с ограниченной ответственностью "Форд Соллерс Холдинг", а также на то, что компанией не представлено фактических данных, подтверждающих информацию, содержащуюся в этих справках.

Также Роспатент поставил под сомнение достоверность сведений, изложенных в аффидевите юридического советника компании Питера Н. Тэсси.

При рассмотрении настоящего спора суд первой инстанции признал выводы Роспатента, содержащиеся в решении от 10.03.2014 г., законными и обоснованными и отказал в требованиях заявителя.

По кассационной жалобе компании "Форд Мотор Компани" указанное решение от 30.10.2014 г. было отменено постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.03.2015 г., а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Президиум признал вышеперечисленные выводы суда первой инстанции основанными на неправильном применении норм материального и процессуального права и исходил при этом из следующего4.

Компания как правообладатель серии товарных знаков со словесным обозначением Ford (по свидетельствам № 166774, 179055, 334532, 372075, 371410, 415214), которым предоставлена правовая охрана на территории Российской Федерации, может производить продукцию, маркируемую обозначением "Ford", как самостоятельно, так и поручать ее производство и (или) распространение третьим лицам. При этом требование об обязательном указании на товаре информации о производстве продукции "под контролем заявителя" законодательство Российской Федерации не содержит.

В силу положений ст. 6.bis Парижской конвенции и принятых резолюций AIPPI (Международной ассоциации по охране интеллектуальной собственности), общеизвестным товарным знаком признается знак (обозначение), известный большой части тех лиц, которые вовлечены в производство или использование соответствующих товаров, и который очевидным образом ассоциируется с такими товарами как происходящими из определенного источника.

Следовательно, общеизвестность товарного знака должна определяться не в отношении конкретного производителя, который может не являться тем же лицом, что и правообладатель товарных знаков (обозначений), а в отношении компании, являющейся источником происхождения товаров под заявляемым на регистрацию обозначением.

Положения ст. 6.bis Парижской конвенции, ст. 1229 и ст. 1235 ГК РФ не учтены ни Роспатентом, ни судом первой инстанции, а положения ст. 1508 ГК РФ неверно применены в заключении экспертной комиссии, послужившим основой для принятия обжалуемого решения Роспатента.

Нормы права о признании товарного знака общеизвестным не обязывают правообладателя представлять доказательства использования товарного знака в смысле п. 2 ст. 1486 ГК РФ.

Согласно ст. 2 Совместных рекомендаций Всемирной организации интеллектуальной собственности о положениях в отношении охраны общеизвестных товарных знаков (Женева, 1999 г.) (далее – Рекомендации ВОИС), при подготовке заключения о том, является ли знак общеизвестным, компетентный орган должен принимать во внимание любые обстоятельства, на основании которых можно сделать вывод о том, что знак является общеизвестным.

При этом в качестве рекомендованных факторов указываются такие как: степень известности или признания знака в соответствующем секторе общества, продолжительность степени использования знака в географическом районе и любой деятельности по продвижению знака, продолжительности в географическом районе осуществленных регистраций знака, в какой они отражают использование или признание этого знака: материалах, отражающих факты успешной реализации прав на знак; ценности присущей этому знаку.

В силу п. 2.1 Пояснительных примечаний к Рекомендациям ВОИС подп. "а" п. 1 ст. 2 требует, чтобы компетентный орган принимал во внимание любые обстоятельства, на основании которых можно сделать вывод об общеизвестности знака.

Как указано в п. 2.2 Пояснительных примечаний к Рекомендациям ВОИС, компетентный орган не может настаивать на представлении каких-либо специальных критериев (например, как указание на то, что товар производится по лицензии или под контролем заявителя). Выбор представляемой информации оставлен на усмотрение стороны, испрашивающей охрану.

Президиум Суда отметил, что Роспатент ограничился лишь констатацией того факта, что представленные компанией доказательства в должной мере не подтверждают широкой известности указанного комбинированного товарного знака на территории Российской Федерации по состоянию на 01.06.2007 г., одновременно с этим не опровергнув выводы, полученные по результатам опроса российских потребителей, проведенного группой социологов Социологического факультета МГУ им. Ломоносова. Согласно опросу, при определении уровня известности в Российской Федерации обозначения Ford было установлено, что товарный знак со словесным обозначением Ford известен 98,1% потребителей; среди потребителей, имеющих доход на одного человека в семье свыше 10 000 рублей, этот товарный знак известен больше (99,7%), чем среди потребителей с меньшим уровнем дохода (87,6%). Практически все (99%) потребители считают, что товарным знаком Ford маркируются автомобили, 98,5% потребителей знают товарный знак Ford от года и более. Более чем девять десятых (91%) потребителей указывали на то, что автомобили, маркируемые товарным знаком Ford, производятся компанией "Форд Мотор Компани".

Суд первой инстанции признал, что результаты названного социологического исследования свидетельствуют о том, что товарный знак Ford в отношении автомобилей имеет очень широкую известность среди потребителей России в возрасте от 18 лет и старше и обладает различительной способностью по отношению к компании "Форд Мотор Компани"; но признал его не надлежащим доказательством общеизвестности товарного знака, а лишь единственным объективным подтверждением известности компании и ее продукции, с чем не согласилась кассационная инстанция.

В нарушение ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции ограничился констатацией факта обоснованности выводов Роспатента. В то же время в материалы арбитражного и административного дел была представлена статья, опубликованная в специализированном автомобильном журнале "За рулем" № 9 за 2007 г., согласно которой автомобиль Ford Focus стал самой популярной иностранной маркой автомобиля; а также отмечено, что в первом полугодии 2007 г. было продано 46 173 автомобиля Ford Focus. Согласно статье информационного агентства REGNUM, самым популярным российским автомобилем в 2005–2006 гг. также стал автомобиль Ford.

Ни Роспатент, ни суд первой инстанции не мотивировали свои выводы относительно того, по каким причинам справки о количестве проданных автомобилей Ford в период с 2000 по 2007 гг., справки о размещении рекламы с обозначением Ford в период с 2002 по 2007 гг. не могут свидетельствовать об интенсивном использовании товарного знака Ford на территории Российской Федерации; в соответствии с какими нормами права компания обязана была представить все первоначальные документы, подтверждающие факт продаж автомобилей Ford всеми дилерами на территории Российской Федерации; поскольку ни в оспариваемом ненормативном акте, ни в решении суда первой инстанции не приведены мотивы, по которым перечисленные в указанных документах сведения признаны недостоверными либо опровергнуты иными доказательствами, представленными в материалы дела.

Были оставлены без правовой оценки и сведения Комитета автопроизводителей AEB, согласно которым в 2006 г. в России было продано 115 985 автомобилей Ford, в 2007 г. – 175 793 автомобиля; а также сведения крупнейших рекламодателей России, согласно которым в 2006 г. на рекламу торговой марки Ford было потрачено около 45 000 000 долларов США, а в 2007 году – более 70 000 000 рублей.

Президиум Суда указал на ошибочность вывода суда первой инстанции об обоснованности сомнений Роспатента в достоверности сведений, изложенных в аффидевите юридического советника компании Питера Н. Тэсси; поскольку под аффидевитом понимается письменное показание или заявление, даваемое под присягой и удостоверяемое нотариусом или другим уполномоченным на это должностным лицом при невозможности (затруднительности) личной явки свидетеля; тогда как ни в оспариваемом ненормативном акте, ни в решении суда первой инстанции не имеется указаний о том, что эти данные под присягой показания в установленном порядке признаны ложными, не соответствующими действительности, в том числе исходя из права государства, в котором аффидевит дан.

Суд первой инстанции, указывая на недоказанность аффидевитом корпоративной связи между компанией и обществом с ограниченной ответственностью "Форд Соллерс Холдинг", не мотивировал, какие нормы права, регулирующие правоотношения о признании товарного знака общеизвестным на территории Российской Федерации, обязывают доказывать именно эти обстоятельства; если правообладатель указывает на законность использования этого товарного знака юридическим лицом, фактически его использовавшим; и такие доводы никем не опровергаются.

Краткое изложение конкретных судебных актов показывает, что процедура признания товарных знаков общеизвестными является достаточно сложной. И заниматься этой процедурой должны профессионалы.

Надеюсь, что приведенные примеры будут интересны как для судей, так и для практикующих юристов для правильного понимания предмета доказывания по требованиям об оспаривании решений Роспатента об отказе в признании товарного знака общеизвестным.

Cергей Уколов, 
заслуженный юрист Российской Федерации, председатель первого судебного состава Суда по интеллектуальным правам

Источник: Журнал Суда по интеллектуальным правам

 

Источник: информацинно-правовой портал ГАРАНТ.РУ

-->
Новости
06 июня 2017
Проведено обучение сотрудников ООО «ПИТЦ «Геофизика» по программе «Бурение наклонно-направленных и горизонтальных скважин с применением программы-тренажера «Слайд Мастер»   Далее
15 февраля 2017
Внимание! Праздничные скидки!   Далее
08 февраля 2017
8 февраля - День российской науки!   Далее
Режим работы
Понедельник - Четверг 8.30 - 17.30
Пятница 8.30 - 16.15
Обед 12.30 - 13.15
Суббота - Воскресенье Выходной
БЕСПЛАТНОЕ ОБУЧЕНИЕ

В настоящее время Вы можете бесплатно обучиться по следующим программам:

ОТКРЫВАЕМ ПРЕДПРИЯТИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ   + ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИДОРОЖНОГО СЕРВИСА   + ШКОЛА КРОЯ   + ШКОЛА РЕМОНТА   + ПРАКТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ПО HTML   +
Услуги
Сбор, систематизация информации и размещение в «Информационном банке данных наукоемких технологий» в сети Интернет. Комплектации баз данных на бумажных носителях и на CD-дисках   +
Разработка и издание каталогов по базам данных, публикация сборников материалов   +
Организация и проведение научно-технических семинаров и конференций   +
Создание и редизайн web-сайтов, сопровождение и поддержка, регистрация в поисковиках. Поиск информации и обеспечение доступа через Интернет   +
Новости образования
В Магнитогорске убили финалистку международного конкурса красоты
Политолог объяснила, почему Трамп поменял мнение о "вмешательстве" РФ
Суд в США предъявил Марии Бутиной обвинения по двум пунктам
Частные сайты могут попасть под закон о гармонизации информации
Забайкалье предупредили о второй волне паводка
   Публикации Главная | Контакты   

Карта сайта 1 Карта сайта 2 Карта сайта 3 Карта сайта 4